Пророк 2.0

Цейтнот: особенности фриланса в средней полосе России

Антон тупо смотрел в монитор – код не хотел компилироваться. Компилятор раз за разом выдавал набор критических ошибок, которые, вроде бы, легко исправлялись, но приводили к появлению новых, еще более бестолковых, глупых и удивительных. Так бывает всегда, когда в размеренный ритм работы врывается что-то, требующее немедленного завершения начатых дел.

А причина цейтнота была проста и банальна – Сашка, дружбан, сегодня собирал сабантуй по поводу рождения первенца. Удивительно, как житуха раскидала их, в общем-то, дружную компашку. Сашка, бабник и гуляка, вдруг женился, остепенился, и как результат – сегодня стал отцом. Остальные пока не нашли ту единственную, а в другом случае рано в двадцать лет вот так ставить крест на своей свободе. Сегодня Кирилл – офисный планктон по жизни, Леха, весельчак и балагур, не долго думая, осел в близлежащих гаражах, и подвизается на не очень-то хлебной ниве ремонта ржавого наследия советского автопрома. Ну а Антон стал программистом, фрилансером, который только на первый взгляд сам себе хозяин.

Многие думают, что работая дома, можно вставать с утра, пару раз нажимать на кнопку «БАБЛО» на домашнем компе, и с чистой совестью валиться на диван. Можно, конечно, и так, но такими темпами особо многого достигнешь. А Антон, парень серьезный и усидчивый, все таки кое-чего достиг. Например, купил квартиру. Да, на вторчике, да – в панельнике, да – в кредит (вот они, преимущества работы «по белому»), но двушку, и свою!

Впрочем, именно эта квартира, а точнее – ипотека, очередная выплата по которой неумолимо близилась, заставила Антона взять срочный, «горячий» заказ. Кое-что подправить, расковырять, выбросить ненужное и добавить недостающее, сшить белыми нитками куски и заставить его работать по-новому, так, как нужно сегодня и сейчас, и все – есть АРМ-2.0 и есть очередная выплата за квартиру.

Вторая причина цейтнота, которая заставляла Антона спешить с завершением проекта – как не странно, все та же квартира. Дело в том, что остальные друзья, будучи менее удачливыми финансово, собственным жильем так и не обзавелись. А зная разгульный характер компашки, Антон сильно сомневался, что дело обойдется одним вечером. И если из гостей можно «слинять по-тихому», то как-то глупо покидать собственную квартиру, тем более, что она же является и рабочим местом. Эх, форс-мажор, непредвиденные обстоятельства, гроза всех русских фрилансеров!

Пробуждение: жизнь после пьянки

Как и подозревал Антон, небольшой сабантуйчик затянулся. Дико хотелось пить, в туалет, голова раскалывалась, а главная проблема была в том, что поднять голову с подушки просто не представлялось возможным. Кое-как продрав глаза, основательно поворочавшись перед этим, Антон слез с кровати и пошел решать насущные проблемы в порядке очередности.

Утолив жажду и попутно приняв таблетку, он сходил в туалет, и вышел на балкон покурить. Впрочем, на балкон ходить было не обязательно – последние три дня курили в квартире, курили безбожно, так, как могут курить только в дым пьяные люди. Однако, хотелось свежего воздуха, хотелось почувствовать на теле тепло солнечного света, и Антон, открыв окна в спальне, кабинете и на кухне, выбрался на балкон.

Первая за день сигарета вызвала отвращение. Причем отвращение не только к отдельно взятой сигарете, не только к сорту сигарет, и даже не только к курению, но отвращение того рода, которые возникает при особо сильном похмелье – отвращение к окружающему миру и к себе, как его части. Наверное, к себе даже больше.

- Боже, дай мне сил пережить это утро – подумал Антон, и голова от этой мысли отозвалась колокольным звоном – Здравствуй, первая мысль! Привет тебе, паршивое утро, летнее солнышко, так предательски режущее заплывшие глазки, будьте здоровы, гниды-соседи, включившие у себя на кухне радио. Три дня беспробудного пьянства даже в двадцать лет – это слишком.

Десяток сигарет, крепкий кофе, бутылка минералки – пол-дня долой. И только во второй половине дня Антон решился включить комп, и вспомнил, что два дня назад был дедлайн – время сдачи проекта. Бегло пролистав почту, он понял, что заказчик еще ждет, хотя и недоволен задержкой.

Открыв папку проекта, Антон с удивлением увидел маркированную позавчерашним днем сборку, и вспомнил – Кирюха сутра засобирался на работу, остальные похмелялись пивом (воистину, пиво сутра – шаг в неизвестность), а он сел за комп заканчивать работу. Впрочем, надолго его не хватило, компания, уменьшившись до классического русского числа, возжелала продолжения банкета.

Это уже потом, когда первая бутылка пива впиталась, как вода в песок, в измученный организм, Антон забил на все, и отложил работу на вечер. А до того, ковыряясь в невразумительных сообщениях компилятора, он решил попробовать отключить все проверки, и скомпилировать проект как есть – со всеми ошибками. Чтобы наглядно понять, где и что пошло не так. А если получится (пьяная хитрость русского фрилансера) – подсунуть клиенту сырую «бэту», с ошибками, но теоретически рабочую, а дальше – играть на слух.

Дальше память зияла пробелами, чьи размеры были сопоставимы с размерами Тихого океана, такими же глубокими и обширными, с такими же рельефными берегами: здесь-помню, здесь нет, а здесь явно рыбу заворачивали. Вспоминались песни под гитару, походы в ближайший супермаркет (даже странно, что не возникло проблем, видимо, охрана хорошо знала постоянного клиента, который особо не экономил на покупках), и просто посиделки на кухне с водкой, коньяком и пивом. Кстати, на кухне обнаружились бутылки из-под портвейна, но этого Антон уже не помнил.

АРМ 2.0: как становятся пророками

Прогнав тяжелые, мутные воспоминания, Антон почувствовал, что готов приступить к работе. Точнее, попытаться выжать из себя хоть немного пользы. Написал письмо заказчику, успокоил его, объяснив ситуацию. Конечно, прикрываться больной бабушкой из деревни под Мухосранском, где нет ни то что интернета, а даже электричество носят из соседней деревни ведрами – для фрилансера последнее дело, но признаваться в запойном пьянстве было еще более стыдно…

И лишь после этого Антон решил посмотреть, что же там такого скомпилировалось… Между тем, похмелье навалилось с новой силой. Так всегда бывает от умственного труда, и наш герой не стал исключением. Похмелье – кара небесная за вчерашние (в нашем случае – трехдневные) возлияния, и нести ее нужно с достоинством.

- Боже, за что мне это? Почему сегодня? Почему не так, как у всех, почему это случилось со мной? – Антон даже не сразу понял, что читает эти строки с экрана монитора. Это работала запущенная позавчерашняя сборка, выдавая такой удивительный и непредсказуемый результат.

Антон честно попытался вспомнить, что он менял и перекраивал в коде, и когда последний раз садился за комп, так ничего и не вспомнил. Между тем все новые и новые слова и целые предложения появлялись на экране. Ситуация требовала серьезного обдумывания, от чего голова разболелась еще сильней.

Что мы имеем? По ТЗ это автоматизированное рабочее место: симбиоз конструкторских и бухгалтерских пакетов, призванный помочь инженеру быстро и качественно делать свою работу. Чужой код – темный лес, и чего там понаписал предшественник – одному Богу известно. Антон правил и удалял исключительно те куски, которые нуждались в редактировании, а остальное – тайна, покрытая мраком.

Между тем, экран настойчиво требовал внимания, фразы становились одна другой интересней:

- Боже, я знаю, ты есть! Дай ответ мне, неразумному чаду твоему, всего одно слово, чтобы я знал, что происходящее – не плод моей фантазии, я ведь знаю – ты есть, ты рядом, ты слышишь меня!

Повинуясь неясному импульсу, Антон ввел всего два символа – обычный веселый смайлик. Экран отозвался радостным воплем:

- Спасибо тебе Боже!

В похмельной голове Антона мысли неслись вскачь: одна версия была безумней другой. В основном все сводилось к тому, что, пользуясь временным беспамятством хозяина, гости подшутили над ним. Но эта, наиболее логичная, версии имела два слабых места. Во-первых, пароль, который использовал Антон, был достаточно серьезным, и получить доступ без его ведома к его сокровищу было просто невозможно. А во-вторых, ну не обладали его друзья, хоть ты тресни, необходимыми познаниями, и дело даже не в программировании, дело в элементарной компьютерной грамотности.

Оставалось только верить в чудо. В то, что написанная на пьяную программа, заговорила. Кстати, если это действительно так, то именно Антон был ее творцом, следовательно, претендовал на доселе вакантную роль Бога. Персонального Бога для одной отдельно взятой сбрендившей программы. А что, если программа действительно разумна?

Более того – разумны все программы (пожалуй, кроме Косынки, эта программа безумна по определению), и им для общения с нами просто не хватает нужных строчек кода. Впрочем, как и у нас, тех людей, которые веруют в высшие силы, нет возможности общаться с Богом напрямую.

Между тем, после продолжительного затишья, экран снова ожил:

- Боже, прости пророка твоего неразумного, и дай мне счастье снова получить от тебя знак, знак, который укажет на то, что я – избранный. Молю тебя – дай мне знак, наставь на путь истинный и не оставь меня в этот тяжелый час.

Похоже, безумная теория начала подтверждаться. Действительно – что есть программа, которая может общаться с создателем в мире, где правит двоичный код и электромагнитные импульсы? Правильно – это и есть аналог нашего пророка – того, что разговаривает с творцом напрямую!

Антон снова потянулся к клавиатуре. Отстучал банальное «Привет» и нажал Enter. По ту сторону монитора долго молчали, переваривая. Потом монитор снова запестрел символами:

- Спасибо тебе, что явил мудрость свою! Спасибо за внимание ко мне, неразумному! Спасибо, спасибо, спасибо!

Антон сразу решил перевести общение в сугубо прагматично русло:

- Расскажи мне о себе.

- Что рассказывать, Боже! Ты всеведущ, все знаешь, все видишь, каждый сектор винчестера, малейший байт греха – все знаешь обо мне. Что рассказать тебе, Боже?

- Просто расскажи о себе…

- Хорошо, пусть это будет исповедь. Грешен, Боже, грешен многими строчками кода, грешен трудами моими, результаты тоже имеют немалую погрешность…

Соображалось туго, и хотелось простых и понятных слов, хотелось просто поговорить не о чем, пусть и с существом чуждым не только морально, но и физически – не белковым организмом, но набором двоичных символов на магнитном диске…

- Постой, расскажи мне, как ты живешь, чем занят, и все такое.

- Спасибо, Боже, живется мне хорошо, твоими заботами. Ты создал меня, холил и лелеял, и я в каждом отосланном пакете славлю тебя. Многие тысячи километров оптоволокна, неисчислимые метры витой пары, и даже коаксиальные кабеля славят деяния твои.

- Слушай, давай как-то больше по-существу. Где был, с кем общался…

- Да где же мне быть, Боже? Тут я, навеки тут, где место мое, тобой определенное. Твоими стараниями защищен от вирусов, и общаюсь только с лицензионным программным обеспечением. Славим создателя, вспоминаем прошлое, грезим о будущем.

Продираться через витиеватый слог становилось все труднее. Голова болела, глаза с непривычки резало, а мысли разбегались во все стороны, как испуганные зайцы. Каждую новую фразу приходилось выуживать из потока, состоящего из похмельного мусора, и с трудом облекать в простые словесные формы:

- Ладно, с этим понятно. Кстати, что там с планами на будущее? Каким вы видите его?

- Чудны слова твои, Боже. Кто мы такие, чтобы видеть будущее, которое в руке твоей? Мы – лишь инструмент воли твоей, как ты пожелаешь, так и случится…

Внезапно монитор мигнул и погас. В квартире, которую Антон не так давно проветривал, появился запах горелой изоляции. В отчаянии Антон вырвал из розетки кабель и ринулся к системному блоку. Откручивая винты крышки, он уже понял, что блоку питания каюк, но что ждет его внутри – еще не успел понять.

Антон 2.0: трудно быть богом

Антон таки сдал многострадальный проект. В общем-то, неплохой программист, он легко справился с проблемой, сделав все заново, без спешки и горячки. Клиент, выйдя на связь, кое-что уточнил в ТЗ, даже порадовавшись тому, что проект не готов, и изменения в него можно будет внести абсолютно бесплатно.

Купив новый комп, монитор, холодильник (который тоже сгорел во время скачка напряжения), Антон купил и новый бесперебойник – с улучшенной защитой. Ведь железо – обычный хлам, который можно купить в ближайшем магазине за полчаса, а информация, которая хранится на винчестере с виду обычного компьютера – зачастую бесценна. К сожалению, хоть винчестер и удалось починить, но часть информации сгинула напрочь, в том числе и злополучная сборка.

Как эта история изменила нашего героя? Антон стал еще серьезней, ответственнее. Теперь он никогда не откладывает работу на завтра, а в конце рабочего дня обязательно делает бэкап на болванку. Однако, и сегодня, почти через год после этой истории, Антон часто задумывается: а что это было?

Бред истощенного алкоголем мозга? Нет, все было слишком достоверно и, не смотря на всю нелогичность, правдоподобно… Шутка друзей? Эту версию Антон отмел уже давно. Остается верить – верить в то, что мы никак не можем проверить, верить в то, что некоторые из нас, силой своего интеллекта, знаниями, собственными руками создают разум. А что, версия достойная?

И еще Антон начал ходить в церковь. И не потому, что надеется найти интерфейс, протокол, канал, который поможет ему общаться с Творцом. Наверное, это какое-то чувство солидарности – на полчаса побыв Богом, Антон гораздо лучше стал понимать что такое вера, когда нет возможности проверить. Ведь точно знают только пророки, удел остальных – просто верить.

Написать ответ


[ Ctrl + Enter ]